Владислав Фокин: Для вратаря хоккейный возраст начинается с 27 лет



В 2004-м году Владислав ФОКИН выступал за юниорскую сборную России и подавал большие надежды в челябинском «Тракторе».

Патриот города, клуба. Но постоянно был вторым номером (последние четыре сезона тренера доверяли легионеру Майклу Гарнетту).

И практически впервые, не считая аренду 10-летней давности в «Нефтянике» Лениногорск, уехал в другой город. Доверие тренера окрыляет: и Фокин три матча из десяти сыграл «на ноль». Накануне выездной серии игр Владислав Фокин дал интервью журналисту челябинской газеты «ФУТБОЛ-ХОККЕЙ Южного Урала».

– Владислав, как тебя приняли в новом клубе?

– Отлично. Тренера – из Челябинска. Всех знаю. Ребята молодые. Можно сказать, что не уезжал из Челябинска, где играл всю жизнь. Когда уезжал, не знал, что и как будет. Сначала было немного сложно и страшно в новом клубе. В принципе, всё прошло гладко. Ханты-Мансийск – хороший город. Природа, воздух, отличная рыбалка! Когда было теплее, в свободное время всегда отправлялись с ребятами из команды порыбачить. Полкоманды ездило.

– Большие успехи?

– Да (улыбается). Сейчас уже холодно, не ездим.

– Рыбалка – это успокоение после игры?

– Может, успокоение. Приезжаем, дышим свежим воздухом. Хватает двух-трех часов – и будто молодеешь.

– В Ханты-Мансийске население до 100 тысяч человек, в Челябинске – больше миллиона. Ощущается разница между большим и маленьким городом?

– Конечно! Есть свои плюсы, свои минусы. На мне это не отражается.

– Для тебя приемлемо играть по очереди?

– Кому играть - определяет тренер вратарей. После «Трактора» для меня это хорошо.

– То есть растешь как вратарь?

– Можно так сказать.

– Ты в «Югре» сыграл три «сухих» матча. Есть цель – сыграть «на ноль» или так получается?

– Конечно, хотелось бы все матчи играть «на ноль» (улыбается). Но не всегда получается.

– В команде в основном молодые защитники, у которых не так много опыта?

– Ребята подвижные, быстрые – работают, полностью отдаются игре.

– По именам у вас нет особых «звезд», но команда занимает высокое место. Это психологически влияет на вас и на ваших соперников?

– Думаю, конечно. Для соперника – в худшую сторону, для нас – в лучшую.

– В прошлом году в «Тракторе» тренером вратарей был швед. Ты ощущаешь разницу между иностранным и российским тренером?

– Конечно. Российский тренер – это плюс для меня. Хотя я понимаю разговорный английский. Сам могу сказать пару слов. В Финляндии, Швеции развитая вратарская школа. Когда они приезжали, показывали нюансы, что-то новое. В том числе и швед Фредерик Микко.

– Ты уже работал с Зуевым?

– Даже играл с ним вместе! Меня тогда брали как молодого вратаря. Поэтому у нас хорошее взаимопонимание.

– В бригаде вратарей «Югры» – Гелашвили (1983 г.р.), Фокин (1986) и Бояршинов (1990). Как бы идет передача опыта поколениям...

– Получается так. Все же когда-то стареют... Молодые растут (улыбается).

– Для вратаря 29 лет – это разве старение?

– Я образно говорю. Для вратаря хоккейный возраст начинается с 27 лет. Всё зависит от здоровья. Можно и до 45 лет играть как Гашек.

– Вратарь в хоккее более травмоопасен, чем игрок?

– Думаю, нет. Полевым игрокам достается больше. Но и у меня бывали травмы.

– Для тебя имеет принципиальное значение, что изображено на шлеме?

– Нет. У меня сейчас в «Югре» белый шлем, как и ранее в «Тракторе».

– Говорят, что вратари – довольно замкнутые люди. Ты поддерживаешь это мнение или нет?

– Не знаю, откуда это пошло. Я – не замкнутый.

– Перед матчем реагируешь на происходящее вокруг?

– Я спокойно отношусь ко всему. Можно сказать, хладнокровный характер.

– Желаю тебе дальнейших успехов!

– Спасибо!

Автор: Игорь Золотарев, газета «Футбол-Хоккей Южного Урала», № 35 (1153). Фото: Евгений Листюк