КИРИЛЛ РАССКАЗОВ: Мой самый главный болельщик — это папа



В рядах югорской дружины пополнение. В команду прибыл коренной омич Кирилл Рассказов. Еще недавно Кирилл приезжал в Ханты-Мансийск в составе омского «Авангарда», а 10 октября уже в составе «Югры» отметился двумя голами и результативной передачей. О спорте, суевериях и любимых вещах он рассказал корреспонденту UgraNow.ru.

- Кирилл, расскажи, как тебя жизнь связала со спортом?

— Я жил в доме, где был очень дружный двор. Мы постоянно собирались и играли во что-либо. Зимой играли в хоккей, летом — в футбол. И мне это нравилось. В Омске в то время не так хорошо был развит футбол, поэтому отец решил отвести меня в хоккейную секцию. Мне было 6 лет, и тогда абсолютно не имело значения, где я себя проявлю, лишь бы я мог там выплескивать свою энергию.

- А первую тренировку помнишь?

— Да, как сейчас помню. Я как вышел на лед, сразу упал на ворота и всю тренировку просидел там. Не играл, а именно просидел (смеется). Я просто не умел кататься на коньках. Но за год научился и даже стал лучшим нападающим. Когда учился в школе, проводились различные футбольные турниры. Туда приходили тренеры, отсматривали и набирали ребят в свои секции. Года три-четыре обращались ко мне, хотели забрать в футбол. В этом виде спорта у меня тоже всё получалось, однако папа настоял на хоккее. Но когда мне было 8 лет, пришлось сделать долгий перерыв в спорте. В этом самом дружном дворе мне стрельнули пулькой в глаз, да-да, обычной пулькой от пистолета. После этого я год вообще ничем не занимался — лежал в больнице. Помню, мне даже уколы в глаз ставили, было очень неприятно. Но все, к счастью, обошлось без последствий. Теперь я не представляю жизни без хоккея.

- Наверняка, у тебя, как у любого мальчишки, были свои кумиры?

— В то время не было толком доступа к матчам НХЛ, но какие-то трансляции шли. Тогда я старался смотреть на стиль игры зарубежных хоккеистов. У нас довольно спортивная семья. Мой папа — биатлонист. У него есть определенные достижения и разряды. У мамы братья — тоже спортсмены. Вот мы всей спортивной семьей ходили на хоккей, я, естественно, знал всех игроков. А когда повзрослел, стал следить за определенными хоккеистами. Например, в «Колорадо» играл Петер Форсберг. Тогда мы покупали кассеты, и я смотрел записи. Из российских игроков, конечно же, Мальцев и Харламов. Сейчас уже понимаю, что равняться на кого-то нет смысла, хоккей идет вперед. И даже если сравнивать хоккей, какой был раньше и нынешний, то видны большие различия — уже другие скорости и другая силовая борьба. Нужно просто для себя отмечать что-то. У нас очень много первоклассных хоккеистов, от которых нужно что-то перенимать и совершенствоваться самому.


- Можешь составить образ идеального игрока из нынешних хоккеистов?

— Конечно, есть много выдающихся игроков во всех направлениях. Могу отметить, что лучший бросок у Александра Овечкина. Хоккеистов с таким броском очень мало. Ему только дай, и он забивает. Руки и голова — это Павел Дацюк. Он выделяется из всех игроков вообще. По скорости труднее кого-то отметить, сейчас очень много сильных игроков, и каждый год можно выделять кого-то нового. Если брать не скорость, а катание, то это омский хоккеист Александр Попов. Вы посмотрите, он просто «отдыхает», катаясь. Я, можно сказать, вырос на его играх. Лучшие в силовой борьбе — это Яромир Ягр и Владимир Соботка, у них, мне кажется, нереально отобрать шайбу.

- Когда ты играл в Молодежной хоккейной лиге с «Омскими ястребами», вы дважды выигрывали Кубок Харламова. Расскажи об этих ощущениях победы.

— Первая победа — это самые нереальные ощущения. Пусть и не самый высокий уровень. Но для МХЛ — это высшая награда, и ощущения просто космические. И если однажды победил, то хочется повторять это раз за разом. Ты просто познал вкус победы, и даже организм требует сделать всю работу так, чтобы сезон завершился на самом высоком уровне. Многие согласятся, что самая высшая заслуга всем твоим трудам — это победа! Но если в первый раз мы выиграли, когда в нас никто не верил, то во втором сезоне мы играли в статусе чемпионов. Было тяжелее. Но это уже вчерашний день, жизнь идет, и еще много кубков и незавоеванных титулов, которые хочется брать.

- Говорят, в Ханты-Мансийск ты приехал совсем без вещей....

— Так получилось, что с «Авангардом» мы отправились на выезд, и когда были в третьем городе, мне позвонили и сказали, что надо ехать в Ханты-Мансийск. А у меня на руках только два паспорта с собой и две сменные одежды. Так что приехал я налегке. Но на днях мне пригнали машину с вещами, и теперь я как дома. Перевезли все необходимое.

- Что же для тебя самое необходимое?

— Нужно как-то коротать свободное время: гаджеты они, конечно, всегда с собой, а мне привезли телевизор и плейстешн. Мало ли в какую квартиру меня заселят, вдруг там не будет телевизора, а у меня он уже с собой. А еще мне привезли все самое любимое, даже тапочки пушистые (смеется). Ведь каждый старается съемную квартиру обустраивать так, чтобы было ощущение домашнего уюта. Я и в Омске жил на съемной квартире. Здесь еще толком не успел осмотреть весь багаж, может быть, родители что-то интересное положили. В плейстешн никогда не играю один, чаще с дядей. С ним мы играем по сети, представляете, человеку уже 55 лет, а он меня обыгрывает! Правда, психует, когда проигрывает. И я, можно сказать, ради него только и играю. Иногда играем с партнерами по команде, просто так неинтересно играть, поэтому спорим на какую-нибудь ерунду.

- Ты сказал, что в Омске снимал квартиру, выходит ты не коренной омич?

— Нет, что вы, я самый что ни на есть коренной омич, просто в силу возраста мне захотелось самостоятельности. Вот и решил, что пора самому заправлять кровать. Да и приготовить что-нибудь могу сам. Но у меня есть сестренка и мама, и я с детства знал, что если немного «понудеть», то для меня сделают то, что попрошу. Даже элементарно, если нужно пойти чайник поставить, я буду сестренку упрашивать, и она это сделает. Кстати, она меня старше на три года, и уехала пораньше из родительского дома. Жить отдельно мне не впервой: когда играл в Ангарске, то тоже жил отдельно. И когда ты живешь вдали от дома, то смотришь на все иначе, здесь все зависит от тебя. Насчет готовки, в арсенале у меня не так много блюд. Наверное, самый обычный холостяцкий набор: яичница, сосиски, спагетти или паста. Но единственное, что мне нравится, из того, что готовлю сам, — это драники. Еще пельмени могу полепить, если в кругу семьи.

- У каждого в команде есть прозвища, какое у тебя?

— В Омске меня называли Рассказик. Здесь чаще по имени. Но в команде есть много знакомых ребят, с которыми я раньше пересекался, и они тоже зовут меня Рассказиком.

- В спорте не всегда все идет хорошо, у тебя бывали такие моменты, что вроде выкладываешься, а все равно что-то не получается?

— Я довольно самокритичный человек, я могу себя просто «сожрать», если что-то не получается. Сейчас уже не так, теперь я легче переживаю какие-либо неудачи. Просто уже знаю, что нужно поработать над какими-то аспектами. Есть такой термин — «перегорел», вот, когда ты себя так внутренне «сжираешь», и происходит это самое перегорание. Нужно просто отрабатывать на тренировках свои навыки, а на игру выходить со свободной от плохих мыслей головой.

- Тебя легко вывести из себя?

— Очень тяжело, мои друзья никогда не видели меня в ярости. Мне даже многие специалисты говорили, что нужно быть жестче и агрессивней. Но за все время в хоккее меня не часто заметишь в драках. Не было такого, чтобы я был в эпицентре потасовки.

- Когда-нибудь думал, что попадешь в «Югру»?

— Наверное, мало кто знает, но я еще в прошлом году должен был перейти в эту команду. В начале сезона мне поступило предложение, и я его подтвердил. Но тогда «Авангард» повторил предложение, и я остался в Омске. У меня такой возраст, что мне нужно играть обязательно, только через игры я могу совершенствовать мастерство. Тренироваться-то можно сколько угодно, но это будет абсолютно не то. И я не могу сказать, что я расстроился, что не переехал тогда. Я рад был, что родная команда меня оставила. Но так получилось, что буквально на третий день сборов я получил травму и пропустил четыре месяца. Но я не жалею, все что ни делается — все к лучшему.


- Есть ощущение, что в Ханты-Мансийске приходится начинать все с чистого листа?

— Нет. В «Югре» хороший коллектив: команда, персонал и тренеры — все хорошие люди и простые. Каких-либо косых взглядов на себе не ловил. Но в любой команде необходимо каждый день завоевывать какое-то определенное место в коллективе. Это задача каждого игрока. Если ты играешь хорошо, то и у тебя все будет хорошо. Нужно стремиться каждую игру проводить стабильно, чтобы тренеры могли на тебя рассчитывать.

- По Ханты-Мансийску успел прогуляться?

— Я здесь всего неделю, езжу только от гостиницы и до дворца. Пока успел сходить в одно кафе, там мне понравилось. Насчет климата каких-либо резких отличий от омского не чувствуется, разве что ветер сильнее. Но я привык к подобному, думаю, проблем не будет.

- Омск — не так далеко от Ханты-Мансийска, родные собираются приехать в гости?

— Как освоюсь, и как у родителей появится время, они приедут. Но сейчас у нас график игр плотный, что они смогут только на матчи посмотреть. А так, будут выходные или какая-то пауза, то, думаю, навестят меня при первой возможности.

- Кто твой самый главный болельщик?

— Самый главный — это папа. Он у меня очень интересный человек, держит эмоции при себе. К его мнению я всегда прислушиваюсь, конечно, бывало, что он «напихает» мне за какие-то косяки, а я не согласен, но понимаю, что он очень искренне за меня переживает. Бывало, что-то не получалось в игре, и меня поддерживали родители. Мама вообще на игры не ходит, не может смотреть просто. Она дома в эти моменты сидит вяжет и смотрит матчи по телевизору или в интернете. А мой дядя, мамин брат, живет в Германии, это мой второй болельщик. Я в Германию езжу практически каждый год, у меня там сложился круг товарищей, можно сказать, некий фан-клуб из «своих». Когда приезжаю туда, спрашивают, как у меня дела, как в хоккее все складывается. Да и так звонят после игр иногда, поздравляют.


- Папа — биатлонист, а ты не пробовал себя в этом виде спорта?

— Мне с детства больше нравились командные виды спорта, и я рад тому, что папа направил в хоккей. Ни разу не пожалел. На лыжах я катаюсь, правда, не очень хорошо, потому что в Омске немного мест для этого. У меня есть давняя мечта, и в Ханты-Мансийске я ее, скорее всего, исполню – это прокатиться с большой горы на лыжах. А что касается биатлона, то я с детства смотрю его с папой. И знаю всех спортсменов, более того, знаком с регламентами гонок. Знаю братьев Фуркадов и многих других спортсменов. Год-два назад знал больше, но сейчас немного отошел от биатлона. У меня новое хобби появилось: с лета начал увлекаться стрельбой из пистолета. Дело в том, что когда ты приезжаешь в тир, то все мысли о стрельбе, как попасть точно в цель. А если есть хороший инструктор, то он дает тебе задания, которые нужно выполнить. И благодаря этим заданиям становится еще интересней, внутри все кипит, когда выходишь стрелять. И потом инструктора распечатывают лист с выстрелами и объясняют мои действия. Мне очень это нравится.

- Раз ты неплохо стреляешь, пробовал охотиться?

— Ни разу не охотился, у меня дядя — заядлый охотник. А я люблю рыбалку. Наслышан уже от игроков о местной ханты-мансийской рыбалке, знаю, что улов хороший, и многие ребята из команды рыбачат. Кстати, я готов и к этому, у меня в багажнике даже удочка лежит с первого дня, как подарили. Так что, вооружен по всем направлениям.

- А деликатесы местные довелось попробовать?

— Ел пельмени с олениной. Специфичное мясо, никогда прежде не пробовал, не знал, чего ожидать. Оно жестковатое, но мне понравилось. Такая кухня есть не везде, все хочется попробовать. Даже, когда уезжал из Омска, хотел персонал, с которым 7 лет провел, отблагодарить. На что они мне сказали, чтобы я потом им рыбу передал.

- Хоккейный клуб «Югра» активно участвует в различных социальных акциях, а ты принимаешь участие в подобных мероприятиях?

— Да, недавно мы ходили на встречу с местными следж-хоккеистами. И знаете, это очень сильные люди, после каких-либо жизненных катастроф они не сдались, а нашли себя в спорте. Даже не все здоровые люди могут похвастаться такой силой воли. Вы только посмотрите, какие страсти происходят у них на льду: они разгоняются, врезаются друг в друга, не жалеют себя. В голове что-то щелкает в такие моменты. В Омске мы тоже участвовали в подобных акциях. Скидывались с ребятами, покупали подарки. Мир не без добрых людей, я и сам сталкивался с этим часто. Если есть возможность, почему бы не помочь? Но сейчас много разных акций, и можно наткнуться на какой-нибудь обман. Поэтому нужно быть внимательным в этом вопросе.

- Спортсмены — народ суеверный, это про тебя?

— Не могу сказать, что я суеверный, и, например, коньки надеваю с левой ноги. Но замечал за собой, что делаю одинаковые вещи, хотя думаю, это больше по привычке. Я видел людей, которые могут в одно и то же время выходить из дома, выполнять каждый раз определенные мелочи. Все ведь идет из головы, от твоего отношения к таким вещам. Например, когда не идет игра, начинаешь искать причины во всем, вплоть до того, что меняешь шнурки чуть ли не каждый день или бережешь клюшку, которой забил. Задавался вопросом, может быть и я суеверный? Но не нашел в себе ничего такого.

- Вдалеке от семьи не чувствуешь себя одиноким?

— Пока что мне везет с выездами из дома. Где бы я ни играл, там всегда были друзья или хорошие знакомые. В Ангарске снимали квартиру с другом, в Ханты-Мансийске много знакомых. А еще большой плюс, что машина пришла, что-то свое, привычное появилось здесь. От этого легче. А что касается общения с родными, то в век коммуникаций можно хоть каждый день созваниваться и общаться. Да и Омск не так далеко, если будет очень тоскливо, то родители приедут, или я в выходной день смогу съездить.


Автор: Юлия Ниязова. Фото из личного архива игрока