Георгий Гелашвили: «В детстве переживал: Ну когда же сам научусь шнуровать коньки?»



Команда Континентальной хоккейной лиги «Югра» сейчас на подъеме. Югорские хоккеисты продолжают набирать очки, а в недавно прошедшем матче с лидером Восточной конференции — омским «Авангардом» — северяне сотворили сенсацию, впервые лишив соперника очков в основное время игры. Тогда же, голкипер Георгий Гелашвили отметился первым «сухарем». Корреспондент Ugranow Юлия Ниязова решила узнать подробнее об игроке, защищающем последний рубеж команды.

- Георгий, начнем с новостей минувших: поздравляю тебя с твоим первым «сухарем»! Поделись эмоциями.

— Спасибо большое! Эмоции всегда положительные, когда выигрываешь. Ведь изначально все настраиваются на победу и все хотят выиграть. От самой победы не может быть других эмоций. Рад, что удалось сыграть на ноль, но в этом не только моя заслуга, это командная работа, мы вместе этого заслужили. Однако никто на этом моменте долго не зацикливается, а продолжает работать дальше и не останавливаться. В этом нет ничего особенного, мы заработали три очка и движемся вперед. Сейчас напряженный график, так что мы не можем пока переключаться ни на что. После победы, естественно, все поздравляли, но не выделяли как какое-то очень значимое событие.

- Всегда было интересно, как голкиперы контактируют со своим тренером во время матча? Если полевым игрокам даются наставления тут же на скамейке, то ты ведь не покидаешь ворота.

— С тренером вратарей мы находим общий язык легко. А в самих тренировках много специфических моментов, большинству этого не заметить. Вратарское ремесло — чисто внутреннее, не многие его понимают. Если есть общекомандные моменты, это обсуждается со всеми, а так у вратарей своя работа и своя подготовка, свой тренер, который постоянно работает, разбирает, поддерживает и ведет нас. Это очень помогает. Все обговаривается перед матчем и после его окончания. Какие-то подсказки могут поступить и в перерыве или перед таймаутом, но это очень редкие моменты.

- В Ханты-Мансийске ты уже свой человек, как тебе тут?

— Хочу отметить, что Ханты-Мансийск мне очень напоминает мое детство – в каждом дворе хоккейные «коробки», в которых много крика и шума, там все играют и тренируются. В городе активно развивается спорт. В 1986 году я в такой же «коробке» играл с утра и до вечера и мечтал попасть в команду мастеров. Ханты-Мансийск — это 9 месяцев зимы, если не играть в хоккей и не бегать на лыжах, то что же еще делать? Все условия созданы для этого, и я вижу, что много детей занимается спортом.

- Амплуа вратаря выбрал сразу?

— Да, я всегда хотел играть в воротах. У меня в семье не было профессиональных спортсменов, но хоккей любили. К тому же у отца было много друзей-спортсменов, мы ходили на хоккей. В Челябинске вообще все дышит хоккеем, и город им пропитан. Так что хоккей для мальчишек был нормой жизни. Правда затем, в 90-е годы, уже считалось нормой ничем не заниматься, тогда у моих сверстников появились другие интересы. Пока мы росли, до 7-8 лет мы были заняты спортом, а потом пошло это страшное веяние. Я всегда это видел и жил с этим рядом. Сейчас вспоминаю с улыбкой, как, не смотря ни на что, продолжал заниматься хоккеем. Помню деревянные щиты за воротами, заливочную машину, и как она глохла, потому что не было бензина, и у тебя — ни формы, ничего нет. Низкий поклон нашим тренерам, ведь они приходили в 7:30 утра, хотя зарплаты не выплачивались. А они все равно приходили и отдавали свое время нам. Только благодаря им и выросло наше поколение. И нам удалось пойти в лучшем направлении.

- Но сейчас для молодых хоккеистов созданы прекрасные условия.

— Да, я часто обращаю на это внимание. Смотрю на многих современных маленьких спортсменов, и мне всегда интересно — сам ли он несет баул? У многих ведь папы или мамы стараются нести. А я всегда забирал баул, никогда не давал никому за меня нести. Куда бы мы не ездили и кто бы со мной не был — клюшку, и баул, который больше меня, все сам всегда таскал. Помню, было тяжело, но упорство и желание у меня были, глаза горели, и если все это есть у ребенка, то он будет стремиться достичь чего-то. Единственное, помню, я не мог сам шнуроваться, родители коньки мне зашнуровывали, но и это меня долго беспокоило, всегда думал: «Ну когда же я сам научусь шнуровать?» И был счастлив, когда научился. Сейчас понимаю — это потрясающе, это была жизнь! Я хочу, чтобы дети с таким же рвением жили и сейчас. Без пагубных привычек, которые я видел в 90-е годы. Наконец-то все встало на правильный путь, и занятие спортом уже даже не мода, а норма жизни.

- Вратарям вообще трудно пробиться в большой спорт?

— В секции приходит много ребят. Я помню, нас было 90 человек в группе, а выбились только 3-4 человека. Как видите, не много шансов, но ребята посвящают этому жизнь. Многие ломаются по разным жизненным обстоятельствам, или из-за травм. Жить спортом очень тяжело. Но в моей семье все счастливы, что все так получилось. И все мои родные тоже занимаются спортом.

- С кого сам брал пример?

— Дети всегда берут пример с тех, кто старше и тех, кто играет на профессиональном уровне. Тогда мне нравилось много вратарей. В основном смотрел на заокеанских, пересматривал старые записи, какая же была потрясающая работоспособность у них! Старался что-то почерпнуть для себя. Сегодня я выделяю для себя Джоната Куика (вратарь клуба НХЛ «Лос-Анджелес Кингз»), давно за ним наблюдаю, и его игра мне импонирует. У каждого свой стиль вырабатывается с годами, не бывает двойников. Даже вот дети мне всегда говорят: «Я хочу, как он», но не получится быть таким же. И я им говорю: «Надо быть, как ты, но можешь что-то взять от него». А вообще голкипер должен быть целеустремленным, идти к своей мечте, как и любой другой спортсмен.

- Какие мысли посещают, пока играешь в воротах?

— Конечно, думаю об игре, пропустить не боюсь. Шайбы ведь все пропускают, в чем бы был интерес игры, если бы все матчи заканчивались на 0:0? Таков уж спорт, и он прекрасен. Я так скажу, чем меньше мыслей в игре, тем больше сосредоточенности, и тем тебе становится легче. Никогда не нужно отвлекаться ни на что. Ты можешь только контролировать себя. Например, в паузах, можешь отключиться, немного передохнуть, но, когда слышишь свисток, нужно обратно включаться.

- А можешь выделить какого-нибудь полевого игрока из других команд, с кем сложнее играть?

— Ребят талантливых и мастеровитых очень много, и именно в российском хоккее. Чтобы овладеть таким мастерством, нужен не один десяток лет. Например, Данис Зарипов или Сергей Мозякин, да и тот же Кирилл Кольцов – это потрясающие игроки! Вы только посмотрите, что они вытворяют на льду. На подобное мало кто в мире способен. Есть и талантливая молодежь. Я вам больше скажу — и в «Югре» есть такие ребята. Талант плюс трудолюбие — это залог успеха. Ведь на одном таланте очень сложно играть, и в дальнейшем трудолюбие решает все.

- С этими хоккеистами ты знаком давно. Есть определенная тактика?

— Даниса я помню еще с детства, да и многих других. Например, у Мозякина очень сложный бросок. Сложно ловить шайбы Алексея Яшина. Самое удивительное, я знаю, куда она будет лететь, знаю его манеру игры, но все же шайба залетает в ворота. Я интересовался у других вратарей, кто как справлялся с бросками Яшина, и они говорили, что у них такая же проблема. Это значит человек выработал свой прием и отрабатывал его не 10-20 раз, а сотни и тысячи. Только потом я понял, в чем смысл броска, и как он проходит.

- А вратарей так можно «прочесть», как вы «читаете» полевых игроков?

— Можно, но все в основном позиционно играют. Хороший тренер вратарей всегда подсказывает нюансы. Я знаю шесть составляющих вратаря, но говорить подробно об этом не хочу. Не потому что я такой вредный, а потому что на это не хватит даже двух-трех часов разговора. Но все вратари их знают, и понимают свое дело. У нас своя кухня и свои большие секреты. Главное разобраться, «как ее готовить и с чем есть».

- После неудач долго копаешься в себе?

— Я после каждой игры копаюсь и анализирую, не сплю никогда после игр, и до 4-5 утра анализировать для меня — это нормально. Я в такие моменты вспоминаю семью. Бывало, когда проигрывала команда, приходишь домой, а родные тебя пытаются успокоить и говорят, что будет еще много побед и поражений в жизни, и нужно уметь проигрывать. Я долго не соглашался с этим. Да и сейчас не могу смириться, ведь для спортсмена нет ничего лучше победы. Ты живешь ради этого.

- Помимо спорта есть какие-нибудь увлечения?

— Мое самое главное «увлечение» в жизни — это семья. Двое детей — это потрясающе! Они самые долгожданные. Хочется проводить время дома и на тренировках. Чтобы здесь все отрабатывать, а дома получать удовольствие от воспитания. Еще с детства люблю рыбалку и охоту. В Ханты-Мансийске мы ездили с ребятами на рыбалку. Природа здесь будто не тронута, места потрясающие. Клев был удачный, как все и обещали.