Евгений Хвостов: Я несу ответственность за результат



Экс-защитник «Югры» Евгений Хвостов в этом сезоне  дебютировал в должности тренера МХК «Мамонты Югры».  

Наша «молодежка» уже успела сыграть четыре домашних матча нового сезона и заработала четыре очка. О том, каково это – перестраиваться из хоккеиста в тренера  и как находить общий язык с молодежью Евгений Владимирович рассказал в нашем интервью.

— Конечно, говорить всегда легче, чем делать. Когда играешь – видишь одно,  когда встаешь на тренерский мостик — видишь чуть больше, а когда встаешь на скамейку, где ребята отдыхают, то видишь еще больше. Соответственно, когда я сажусь на трибуну, то вижу гораздо больше игровых моментов.

— Чувствуется разница между предсезонкой  и сезоном?

— В течение предсезонки и выездных игр мы собирали требования. А перед началом домашних игр оформили всё, как нужно,  выдали ребятам в письменном виде, а также проговорили каждый момент. Указали всё, на что нужно обратить внимание, прямо по пунктам как для защитников, так для нападающих.  И теперь видно, что есть очень большие различия, какой была команда на предсезонных турнирах, и какая она сейчас. Не хочется сглазить, но мы замечаем, что есть большой прогресс. Парни сами задумываются и анализируют свою игру, проводят параллель с требованиями тренеров. Мне нравится, что это работает и дает плоды.

 

— Можно сказать, что в должности тренера Вы стали мыслить по-другому?

— Я несу ответственность за результат. Как говорят: «Когда поражение – проигрывает тренер, а когда победа – выигрывает команда». Мы поставили цель –  выйти  в плей-офф. На самом деле, только в плей-офф начинается вся хоккейная жизнь. Весь чемпионат — это подготовка к играм на вылет. У нас в КХЛ команды — лидеры, которые из года в год входят в заветную восьмерку, подходят к этому делу также. У них есть запас прочности, и в ходе чемпионата они могут позволить себе какие-либо эксперименты. Например, команда, которая бьется за выход в плей-офф и находится на границе восьмерки, не имеет права на ошибку. Во всех разговорах, даже, когда ребята общаются между собой, я их поправляю. Вместо: «Если мы выйдем в плей-офф, то….» нужно говорить: «Когда мы выйдем в плей-офф, то ….»

— В команде много молодых игроков, все могут себя проявить в играх?

— У нас пять составов на игру. Мы даем возможность проявить себя каждому. У парней горят глаза. Кто-то хорошо показывает, на что способен,  а у кого-то это получается чуть хуже. Например, в последнем матче, Павел Шэн забил третий гол, а Степан Грымзин – четвертый, который стал победным («МЮ» обыграли «Омских Ястребов» со счетом 4:3 – прим.ред.). От этих игроков мы всю «предсезонку» ждали заброшенных шайб. И они в нужный момент не растерялись. Теперь главное, чтобы ребята не расслаблялись на этом, и не жили «одной заброшенной шайбой».

— Как изменился Ваш образ жизни, как тренера, а не как игрока?

— Вот только сегодня днем общался с Ильей Николаевым, который в прошлом сезоне играл в «Югре». Он поздравил меня с первой победой в качестве тренера. Я ему скинул фотографию с работы. И первый же вопрос был: «Тяжело ли работать тренером?». А теперь смотрите, хоккеист после игры идет домой и на этом его рабочий день заканчивается. А я постоянно что-то делаю: то статистику нужно подвести, то отсмотреть видно с игры. Я уж молчу о том, что нужно найти подход к хоккеистам, ведь парни в МХЛ  еще несформировавшиеся мужики. Поэтому после матча сам сижу и все анализирую: игру каждого игрока, почему он что-то делает так или по-другому. Есть ребята, которые психологически «поплыли», и обо всех этих тонкостях постоянно  приходится думать.  Даже с утра, когда еще в кровати и только открываю глаза, сразу мысли о работе. И моя жена это уже заметила. Подшучивает теперь. Но я не боюсь черновой работы. Перерабатываю все и в сжатом виде пытаюсь донести до ребят.

—  Что Вы имеете в виду?

— В команде сменилось много игроков, появился новый тренер. Кто-то из хоккеистов пришел из других команд и даже из другой конференции, у них другая манера игры. Например, Савва Андреев пришел из «Спартака», а это западная конференция, у них там вообще другой хоккей. Девять человек 1999 года рождения – им вообще нужно все раскладывать по полочкам. Они первое время слушали тренеров с широко открытыми глазами. Сейчас уже немного расслабились и стараются понимать и выполнять установку тренера.

— Вам всё же привычней общение со взрослыми игроками, а трудно найти подход к молодежи?

— Я считаю, что наоборот легче работать с молодежью. Они впитывают все и готовы воспринимать что-то новое. В КХЛ уже мужики, то есть сформированные игроки. Они считают, что итак все сами знают. И их сложно переубедить. Но я, как игрок, никогда не спорил с тренерами.

— Как отреагировала семья  на Вашу новую должность?

— В моей семье все обрадовались, что я завершил карьеру хоккеиста. Мама и жена больше всего были рады (смеется). Потому что жизнь хоккеиста – это постоянные перелеты, травмы и стычки. Сейчас у меня более спокойная жизнь. Жена с дочкой были на презентации команды «Югра» вместе со мной. Также они будут ходить и на игры «Мамонтов Югры».

— После весьма удачного старта чемпионата, есть опасение, что наша «молодежка» может расслабиться?

— Мы уже обговаривали эту тему с Сергеем Петровым. Потому что мы это проходили еще на турнире в Новосибирске. Когда наши хоккеисты то выигрывали, то проигрывали. То же самое прошли в Челябинске, когда первые две игры команда выиграла и на третью игру вышла уже более расслабленная. Наверное, думали, что одной ногой в финале. А получилось, что в итоге играли за третье место. Да и там уступили, затем  вовсе оказались на четвертом месте. Поэтому я им всегда говорю в раздевалке,  что нужно каждый день работать и не давать себе расслабляться.