Виталий Шулаков: Меня трудно вывести из себя



Защитник Виталий Шулаков родом  из небольшого города Ангарск, бОльшую часть карьеры провел в хабаровском «Амуре». В нашей команде Виталий быстро освоился, и уже сумел покорить ТОП лучших заброшенных шайб третьей игровой недели КХЛ.  

О раннем переезде, любимом домашнем блюде и что увозят хоккеисты всей лиги из Ханты-Мансийска подробнее в нашем интервью.

- Вы много лет играли в «Амуре», затем за короткий срок прошли несколько клубов. Что для Вас значат Хабаровск, Дальний Восток?

- Да, 6 лет подряд я играл там. Это мой дом, у меня там квартира, моя жена тоже из Хабаровска. Дочка учится во втором классе, ей восемь лет. Попозже планируем, чтобы жена прилетела вместе с дочей в Ханты-Мансийск. С рождением ребенка всегда чувствуешь больше ответственности. Сейчас я уже работаю больше не для себя, а для семьи. К дочери я более лоялен, чем мама (смеется). Когда я дома, дочка со мной больше балуется.

- Тяжело переносить большую разницу во времени и долгие перелеты?

- Все говорят, что перелеты тяжёлые. Но для меня тяжелее переносить смену часовых поясов. В полете можно найти, чем себя занять. Например, посмотреть фильм с планшета. На самолете лететь нужно 7-8 часов, и столько же разница во времени. Но это с Москвой, а с Ханты-Мансийском – 5 часов. До прошлого года команды, где я играл, летали на рейсовых самолетах. А сейчас передвигаемся на чартерах, это гораздо удобнее. Кстати, когда с Дальнего Востока прилетаешь на Запад, то переносить часовые пояса легче. А когда возвращаешься в Хабаровск, то тяжелее. Потому что к той же Москве быстро адаптируешься. Например, в Москве еще только пять вечера, а в Хабаровске уже полночь. Будто несколько часов жизни мимо пролетели. А из Ханты-Мансийска во всех смыслах удобнее, прямо небо и земля: то ли два-три часа разницы во времени, то ли семь. А если с пересадками, то вообще девять лететь.

- Где бы Вы ни были, обратно возвращались в «Амур». Может это судьба? Вообще верите в «знаки судьбы»?

- Скорее это была не судьба, а мое решение. Я хотел вернуться и играть дома. Меня пригласила уфимская команда четыре года назад. Но так получилось, что затем меня обменяли в Нижнекамск, а потом в Тольятти. После «Лады» я хотел играть дома. На тот момент у меня ребенок пошел в первый класс. Да и Хабаровск такой родной город. На всяческие «знаки судьбы» я внимания не обращаю. Да и наши хоккейные приметы уже давно не приметы (смеется), а, скорее, привычки.

- Вы родом из Ангарска – города, где живут хоккеем.

- Я же рано уехал из Ангарска, мне было 14 лет. Сначала год был в Хабаровске, затем два года в Ярославле и снова вернулся в Хабаровск. Всё-то меня возвращает туда. Началось с того, что у меня там играл средний брат и я жил у него. Нас в семье трое братьев, но хоккеисты только я и средний брат, он долго играл в Суперлиге. А старший брат вообще не спортсмен. Мои братья намного старше меня.

- Можно сказать, что «Амур» стал командой, сформировавшей из Вас хоккеиста?

- Да, даже несмотря на то, что я уезжал и возвращался обратно. Играл в Высшей лиге, и во взрослый хоккей начал играть именно там. И первые матчи Суперлиге тоже. И основные переживания в карьере были в Хабаровске.

- Например, какие?

- Сезон 2010 – 2011 я пропустил полностью. Это был, наверное, самый тяжелый период. Тогда я получил травму – вывих ключицы, и мне сделали неудачную операцию. Мне тогда очень помогла жена. Дочке было два года. Её самый интересный возраст я застал дома, проводил время с ребенком. В быту было не тяжело, а вот в хоккее… Ситуация, когда сидишь и смотришь игру с трибуны, очень напрягает. Переживаний больше, потому что понимаешь, что бессилен и ничем помочь команде не можешь.

- В чем особенности дальневосточного хоккея?

- Я думаю, это больше зависит от тренера. У каждого из них свой подход к тренировкам. Например, одно время в Хабаровске мы играли «в откат». Когда был Ханну Йортикка, то мы играли постоянно «в прессинг». А те команды, которые на первых местах в турнирной таблице, больше играют «в давление». Такой уж сегодня хоккей – быстрый.

- Пробовали что-нибудь из дальневосточной кухни?

- Когда ты живешь там, то не особо замечаешь этих прелестей. Спокойно идешь на рынок, покупаешь что-то, и это может стать обыденным. А так всегда приятели из других команд перед прилетом в Хабаровск, звонили и заказывали дальневосточный деликатес. Знаю, что из Ханты-Мансийска хоккеисты увозят муксуна или нельму.

- Кстати, о югорской кухне…

- Если честно, я только сейчас, когда приехал играть в «Югру», попробовал муксуна. Мне очень понравилось, а еще сосьвинская селедка. Хотя я и раньше знал, что чуть ли не вся лига просит у друзей из Ханты-Мансийска рыбу. Также пробовал оленину и лосятину. Заметил, что оленина очень отличается от других. В Череповце Юра Трубачёв постоянно привозит нам тушенку из медведя или лося, которую делают сами охотники.

- А что ещё в других городах заказывают?

- В Хабаровске – икра, в Ханты-Мансийске – рыба… остается Уфа, там - мед. Я и сам привожу его оттуда. Кстати, из Казани возят чак-чак. Но я, если честно, очень равнодушен к сладкому. Когда играл в Нижнекамске, тоже не особо ел чак-чак. Зато с удовольствием кушал татарские эчпочмаки.

- В прошлом году Вы попали в ТОП лучших силовых приемов октября. Что нужно для удачного силового приема?

- Хитрость и смекалка нужна в любом виде спорта. Я думаю, что удачно нужно попасть в удачный момент. Некоторым игрокам каждую игру удается удачно проводить силовые приемы. Но это не цель, самое главное – забрать шайбу. Некоторые игроки вообще не играют «в тело».

- В нашей команде Вы тоже сумели отличиться. В матче с «Сибирью», первый и единственный гол «Югры» был на Вашем счету. Причем, эта заброшенная шайба признана лучшей в третьей неделе чемпионата КХЛ.

- Помню-помню эту шайбу. Там все получилось как, по накатанной. Если честно, я сам не ожидал, что удастся забить такой гол. Впрочем, «Сибирь» похоже, тоже не ожидала этого, как-то соперники все разъезжались передо мной. Вот я удачно и добрался до ворот и попал с неудобной руки. Конечно, забитый гол для меня приятный бонус, но все-таки лучше, если бы команда выиграла тот матч.

- Глядя на Вас в игре, кажется, что Вы довольно жесткий. А каков Виталий Шулаков вне льда?

- Я очень спокойный в жизни, меня трудно вывести из себя. Так банально звучит, но на льду это «спортивная злость». Я стремлюсь, чтобы в жизни все было правильно, всё было разложено по полочкам. Не терплю разгильдяйства. И необходимо доверие к окружающим. В работе ценю дисциплину. Никогда не опаздываю. Но бывали моменты, когда я был бессилен. Например, заказываю такси за день, а оно опаздывает или не приезжает. Я очень семейный человек. Люблю проводить время с женой и дочкой. Бывает, мы встречаемся и ходим ужинать семьями. Но больше всего я люблю кушать дома. У меня жена очень вкусно готовит.

- Какое любимое блюдо дома?

Мясо по-французски. И еще мне очень нравится рататуй. Больше всего люблю борщ. Но сам я могу разве что только картошку пожарить.

- На что в Ханты-Мансийске обратили внимание в первую очередь?

- На дороги! У вас очень хорошие дороги. В Хабаровске такие, наверное, только в центре города. И город очень чистый. Мне понравилось тут гулять. Это уютный и семейный городок. С женой мы гуляли по археопарку, ходили в кино, а больше всего нам понравился храм. Передвигаюсь тут либо пешком, либо на такси. Решил, что не буду перегонять машину из Хабаровска, ведь тут все близко.

- Чем занимались в первую очередь по приезду в Ханты-Мансийск?

- Как только приехал в Ханты-Мансийск, сразу поехал с ребятами на рыбалку. Наверное, это было неизбежно (смеется). Мы тогда много щук наловили. Я люблю рыбалку, причем разную. Года четыре назад, когда был на Бали, тоже отправился на рыбалку. Там я поймал большую рыбу, не знаю, как она называется. Вроде что-то из лососевых. Потом из этой рыбы нам приготовили вкусное блюдо. Кстати, тут я бы ещё съездил на охоту. Но на это нет времени, может, когда будет перерыв, то удастся съездить. Ни разу не охотился. Но я не думаю, что подстрелю дичь, больше привлекает сам процесс. Я ж и стрелять-то не умею (смеется).

- Представьте ситуацию: вовремя матча, по каким-либо причинам выбыли из игры оба наших вратаря. Вам предложили встать в ворота. Ваши действия? Пойдете на риск?

- Конечно, если это будет необходимо. Но таких случаев почти нет. Один раз попробовал себя в роли голкипера. Это было в Ярославле, но мы тогда дурачились, на предновогодней тренировке менялись амплуа. Но я очень устал тогда. Понял, что тяжело вратарю приходится. У них громоздкая форма, два раза упал, и сил нет. Раньше думал, что в этом нет ничего тяжелого, стоишь и стоишь, не бегаешь же. А вот теперь совсем так не считаю (смеется).

- По натуре Вы рисковый человек?

- Когда был моложе, то да. Все хотел прыгнуть с парашютом или с тарзанки, но так и не сделал этого. А теперь, чем старше становишься, тем меньше хочется рисковать. Самое рисковое, что я свершил, так это прокатился на американских горках. Мне понравилось. Но я люблю такие забавные штуки.

- Как Вы относитесь к интервью с журналистами? Знаем, что от видео-интервью Вы отказываетесь…

- Я не из говорунов. Но понимаю, что в новой команде на новичков обращают внимание, болельщики должны знать своих хоккеистов.

- Ваш день рождения 9 мая. Каково это родиться в такой великий день?

- Я в шутку говорю: «С днем рождения меня, вся страна!». Раньше мы ходили в ресторан или были дома с друзьями, а потом выходили смотреть салют. Все шло по сценарию: сначала поздравляем меня с Днем рождения, затем все поздравляем друг друга с Днем победы, а в конце все завершается салютом.