Константин Майоров: В плей-офф ВХЛ выходил играть против Булянского



Константин Майоров пополнил ряды югорской дружины в этом сезоне. Кстати, в КХЛ он вернулся после долгого перерыва продолжительностью почти в шесть лет.

Такой камбэк игрока оказался удачным и хоккеист быстро полюбился нашим болельщикам. В интервью Константин вспомнил хоккейные истории в ВХЛ, рассказал о своем первом авто и какой город стал свидетелем самых значимых событий.

- В сезоне  2009-2010 ты впервые сыграл в ВХЛ. Помнишь, каково это выйти «на один лед с мужиками»?

- Туда я пришел уже попробовавший себя во взрослой команде, я на тот момент сыграл 16 матчей в КХЛ. Я затем уехал к себе на родину в Альметьевск. В то время ВХЛ уже являлась  сильной лигой. Там было много игроков с КХЛ, большая конкуренция. Мне тогда было 19-20 лет, один из самых молодых игроков. Но было приятно понимать, что я стал частью команды, на игры которой мы ходили смотреть еще мальчишками. Все тогда было интересно, и я все схватывал на лету.  Тогда было много эмоций, это сейчас я уже умею контролировать себя.

- Даже мог психануть и ударить клюшкой  об борт?

- Да, тогда бывали моменты эмоциональных взрывов, но тоже очень редко. Я в целом, очень спокойный человек. Нас с детства учили концентрироваться на игру, а не на эмоции. Нас тренер наказывал физически, за такие психи мы и отжимались в форме на льду, и в форме через барьеры прыгали. Так что после такого опыта выливать свой гнев на лед не хочется. Было трудно, но зато такой метод был самый доходчивый.

- Ты четыре года играл в «Дизеле», затем три года в «Буране».  Судя по всему, не любишь «скакать» по клубам?

- Вот в Пензе у меня прошли самые значимые годы жизни. Вообще, я очень неконфликтный человек. Мне нравился коллектив, город и не видел смысла уезжать. И когда меня все устраивает, я выкладываюсь в полную силу. В Пензе я сделал предложение своей супруге Карине, там у меня родилась дочь Эва, даже собаку мы завели в этом городе. В шутку называем её Пензючка.

- В КХЛ ты пришел довольно  в 28 лет уже опытным игроком. Как считаешь, на высший уровень лучше приходить опытным игроком или молодым?

- Если честно, пока я на ходу и играю, то не замечаю свой возраст. Тут же хоть 18 лет, хоть 28 – разницы не вижу. Разве что эмоционально более стабилен. Сейчас ведь и в хоккей играют более резвые и более продвинутые. Когда  я был молод и попал во взрослую команду, то был, наверное,  еще не окрепнувший. А сейчас я пришел уже знающий, как играть на высшем уровне.  У меня хорошая судьба и все идет как надо.

- В ВХЛ не было ощущения, что перерос эту лигу?

- Честно, были такие мысли. Играл с той же самоотдачей, но чувствовал и  хотел что-то поменять.  Меня и в Пензе, и Воронеже хорошо принимали. Кстати, с «Дизелем» я приезжал в Ханты-Мансийск, когда «Югра» еще играла в ВХЛ.

- Так, а вот отсюда поподробнее…

- Тогда в Пензе у нас выдался хороший сезон. Мы дошли до полуфинала плей-офф, но уступили «Югре». Кстати, тогда я еще против Артема Булянского выходил играть на один лед, а теперь мы в одной команде. Столько лет уже прошло, но все еще помню все. Помню эту арену, гостиницу, в которой жили.  Югорская арена произвела впечатление. В Пензе мы два года играли на холодном, железном стадионе. Представьте, если на улице – 30 градусов, то в арене было вовсе – 40.

- Какие-то экстремальные условия! Утеплялись на играх?

- Конечно, мы даже на матчи выходили в теплых масках, в которых только вырез для глаз был. И под игровые майки надевали полуджемпера с высоким горлом. Особо тяжко было тем, кто удалялся. Представляете,  хоккеист бегает, потеет, а потом получает двухминутный штраф и мерзнет на скамейке. Хороший стимул играть дисциплинировано, ведь так? (смеется). Конечно, после игр у нас была баня, чтобы отогревались. У нас ведь и пальцы ног отмораживались. Но это интересный опыт, теперь есть, что рассказать. Но затем мы стали играть  в новом ледовом дворце, который был одним из лучших в ВХЛ. 

- Болельщики после матчей смотрят протокол игры. А вы следите за своей личной и командной статистикой после матча?

- Каждый игрок следит за статистикой, так можно понять прогрессируешь ли. Но личная статистика, важный фактор в конце сезона, когда «черным по белому» написаны результаты твоей работы. Посреди сезона не успеваешь часто следить за собственными показателями, игры идут одна за другой. Все же это отвлекает. Даже в психологическом плане. У меня у самого долго не получалось забивать и я занимался «самоедством». Но после первой заброшенной шайбы все отпустило. Надо играть с душой и не думать ни о чем другом, тогда все хорошо пойдет.

- Вне льда ты производишь впечатление очень спокойного человека. Это на самом деле, так или скромничаешь?

- На самом деле меня трудно вывести из равновесия. На играх так выкладываюсь, что на жизнь вне льда уже не хватает эмоций. Да и общение с близкими людьми помогает отключаться от негатива. Также рад общению с болельщиками. Вспоминаю, как было приятно после игры в Магнитогорске выходить к автобусу, когда там ждали наши болельщики. От них всегда положительный заряд получаешь. Они нас ждут возле автобуса и они неотъемлемая часть нашего коллектива.  Для меня важно обязательно подойти и пожать всем руки, поблагодарить за их поддержку. Всегда стараюсь общаться с ними, даже после проигранных матчей.

- Что тебе ближе: быть лидером или исполнителем?

- Конечно, лидером хочет быть каждый.  Если просто пришел «отбыть номер» нет толка. Когда ты стремишься стать лидером, то и исполнительские моменты получаются. Но это все индивидуально и сезон задается у каждого по-разному. У кого-то удается много забивать, а у кого-то помогать забрасывать шайбы.  Лидерство приходит с опытом. Посмотрите на нашу команду, у нас капитан и ассистенты –  взрослые и опытные игроки. Они имеют хоккейный авторитет.

- Если пофилософствовать, с чем можно сравнить хоккей? Музыка?  Поэзия? Или это только тактика и схемы?

- Наверное, с изобразительным искусством.  Тренировка  - это эскиз, а игра превращается в готовый рисунок. Также я бы сравнил хоккей с шахматами. Но в хоккее игрок также быстро просчитывает ходы наперед.  Важен еще эмоциональный фон.

БЛИЦ:

-Ты - транжира? Или предпочитаешь копить?

- Не могу сказать точно, я где-то между «транжирой» и «накопителем». Где-то хочется подкопить, и  у меня это получается. Впервые я накопил на машину, это было перед тем, как заиграл в ВХЛ. Я мечтал об этом автомобиле, это был Volkswagen Golf GTI. Это мощная машина, маленькая, но быстрая. Но с появлением ребенка в семье, поменял автомобиль. Нам, хоккеистам, в принципе не трудно копить, времени на бесполезную трату денег мало.

- Коллекционировал что-либо?

- Пробовал коллекционировать значки. Сначала мне они достались по наследству от дяди, это были раритетные значки. Я когда ездил с юниорской сборной в Канаду и Америку, то и там покупал что-то в коллекцию. А потом постепенно это дело забросилось. Теперь они хранятся у родителей. Может быть, и я их передам кому-нибудь по наследству.

- Если тебя попросят первым завести беседу, с чего начнешь разговор?

- Если это знакомый человек, то начну с какой-то смешной общей истории или шутки. А если незнакомый, то узнаю, чем занимается этот человек, какие интересы у него.

- Веришь в «хоккейных Богов»?

- Думаю, скорее да, чем нет. Каждый из игроков в разной степени суеверен. Кто-то даже мотает клюшкой разной летной в разные периоды. Но все это проходит с возрастом. Со временем понимаешь, что все идет от головы, если будешь хорошо работать, то и «хоккейные Боги» будут благосклонны (смеется).