Сергей Купцов: Если правильно использовать свои габариты, то они приносят только пользу



Где в Екатеринбурге можно встретить Павла Дацюка, чем опасен конькобежный спорт для хоккеиста, как можно лопухнуться заграницей, не зная языка, и во сколько лет взрослеют хоккеисты, рассказал в нашем интервью нападающий «Югры» Сергей Купцов.

- Ты из Екатеринбурга, а там популярен не только хоккей, а также футбол и биатлон. Почему ты выбрал хоккей?

- Мой старший брат тоже играет в хоккей, только он старше меня на пять лет. К тому же у меня спортивная семья. Папа конькобежец, в свое время выступал на Чемпионате мира. Мама - мастер спорта по плаванию. Я был всесторонне развит в спортивном плане. Получается, у меня выбора не было (смеется). Но хоккей покорил меня так, что даже мыслей о других видах спорта не было. Я на брата всегда смотрел, он был для меня авторитетом. Младшие обычно донашивают вещи за старшими, а я и хоккейную форму донашивал (смеется).

- Твой брат защитник, а ты нападающий. Почему выбрал другое амплуа?

- Первые года полтора я очень хотел стать вратарем, но меня родители отговаривали за мороженое и конфеты, и я со временем сдался (улыбается). На хоккей меня чаще всего водил дедушка, вот он больше всех он меня и отговаривал. Родители ездили со мной на выезды, но редко. Чаще всего меня с друзьями отправляли на выезд на машине. А затем и вовсе наступал момент самостоятельности.

- И когда же настал этот момент?

- Даже сейчас помню, что это было во втором классе. Мне сказали: «Сын, пора становиться самостоятельным!». И отправили в путешествие на автобусе до ледового дворца одного. Хорошо, что до этого, когда мы ездили с дедом, то учили остановки, и я примерно знал, когда мне нужно выходить. Позже я узнал, что родители все равно меня контролировали, отец садился в один автобус со мной и ехал до нужной остановки, только я его не видел. В эти моменты я думал про себя, что я очень взрослый.

- Папа не пытался увлечь тебя конькобежным спортом?

- Конечно, пытался, он и ставил меня на коньки. Но в конькобежном спорте все по-другому. Даже лезвия длиннее ботинка, они тоньше и находятся не посередине ступни, а чуть сбоку. В общем, я там себе все ноги изрезал и бросил эту затею. Катанию он меня тоже учил, но до сих пор «плюется» от того, как катаюсь (смеется).

- В Екатеринбурге "Югра" играла в январе. Родители приходили на матч?

- Конечно. Представляете, пришли еще и родственники, там было человек двадцать. Такого я точно не ожидал увидеть. Свой фан-сектор был на трибунах.

- Твой брат еще играет в хоккей?

- Он сейчас живет в Уфе. В прошлом сезоне еще играл в Казахстане, но что-то не срослось. Теперь думает переходить на тренерскую работу. Думаю, у него это получится. Все же нужно иметь какие-то задатки к профессии тренера. Мой брат гораздо терпеливее меня. Кстати, мы никогда не спорили на почве хоккея, что свойственно людям одной профессии. Я во многом хотел быть похожим на него, даже в учебе. Помню, он принес школьный дневник, там были одни пятерки. Затем мы посмотрели мой, а там оценки были похуже. Это меня тогда так задело, что я постарался подтянуть учебу.

- Во взрослом возрасте получаешь от него советы?
Сейчас я с ним больше советуюсь по планированию летней физической подготовки. Он все же опытней – прошел много сборов, занимался с разными тренерами. Вообще у нас есть точка общения, которая никогда не пропадет – хоккей. Даже с годами, если у нас абсолютно разойдутся интересы, хоккей всегда будет общей темой.

- Из екатеринбургской школы хоккея много известных игроков.…

- Дайте угадаю, скажете про Дацюка?

- Верно!

- Я так и подумал, он - первая хоккейная ассоциация с Екатеринбургом. Кумир всех мальчишек в нашем городе. Он - гений хоккея. В Екатеринбурге Павел развивает хоккей, у него есть своя школа. Выходит, у него нет даже полноценного отпуска. Насколько знаю, по окончании сезона он активно работает с детьми.

- Как землякам, довелось общаться лично?

- Был случай, если это можно назвать общением. В Екатеринбурге я зашел в самую обычную кофейню и увидел там Дацюка. Если бы я не знал его, то никогда бы не понял, что за столиком, с огромной стопкой бумаг и чашечкой кофе сидит знаменитый хоккеист. Он выглядел просто - в спортивном костюме. Я, конечно, подошел и пожал ему руку.

- Ты застал момент, когда Павел Дацюк привозил Кубок Стэнли?

- Меня не было в то время в Екатеринбурге, да я бы и не стал фотографироваться или щупать кубок. Есть у хоккеистов такая примета: если сфотографироваться или потрогать Кубок, который выиграл не ты, то уже сам уже никогда его не выиграешь. Я сам не верю в это, но, знаете ли, лучше подстраховаться (смеется).

- Ты рано уехал в Канаду. Еще один шаг к самостоятельности?

- Мне было 16 лет, и я поехал без знания английского языка. Я мог сказать ерунду вроде: «How are you?» (смеется). Я был единственный русский в команде. Потихоньку начал понимать язык, но не мог говорить. Меня успокоили, что так всегда бывает. К тому же мой друг Даня Жарков тоже в то время играл в Канаде, только в другой команде. Мы часто созванивались по скайпу и говорили о том, каково русским в иностранной команде жить (смеется).

- Каким первым словам или фразам ты научил канадцев?

- Конечно, русскому…ругательному (смеется). Они и сами интересовались больше этими словами, ведь у них всё ограничивается одним известным словом.

- Парни в команде в шутку подставляли тебя?

- Наверное, это вообще святое, подшутить над иностранцем в команде. Было много неловких ситуаций. Например, перед походом в ресторан мне ребята сказали пошлую фразу, и я ее произнес официантке, она просто была в недоумении. Вот тут я понял, ляпнул что-то не то. В основном в команде парни относились с пониманием, все-таки я далеко от своей Родины.

- Через пару лет ты вернулся в Россию, почему?

- Не прошел драфт, да и сезон был неудачный, с травмами. В России меня задрафтовала «Северсталь». Конечно, мне хотелось остаться в Канаде. Но, как говорится, что ни делается – все к лучшему.

- Ты играл то в «Северстали», то в «Ижстали»…

- Это нормальные метания для молодого игрока вроде меня, нужно набираться опыта. В «Ижсталь» я попал в тот момент, когда наставником команды был Андрей Разин. Так получилось, что я приехал где-то в сентябре, был главным тренером Сергей Абрамов. Потом уехал на Subway Super Series -2013. А когда приехал, уже его сменил Андрей Владимирович. Под его руководством мы обыграли «Торос», а они были вообще непобедимы в тот год и взяли Братину. Кстати, там играл Андрей Анкудинов.

- Что было самым неожиданным в подходе нового тренера?

- Конечно баллоны (улыбается)! Как раз после игр с «Торосом» у нас была десятидневная пауза, и мы увидели на тренировке баллоны. Честно вам скажу, тогда человек пять из команды стошнило, в прямом смысле слова. Тяжело было всем. Когда я перешел в «Югру», был готов к такому повороту событий. К тому же я тут и ребят знал: Андрея Алексеева, Сашу Угольникова, который играл с моим братом в Омске. Еще Пашу Валентенко, с ним мы когда-то проходили летние сборы. Я уже говорил про Андрея Анкудинова, мы с ним земляки. Помню его по «вышке», но ни разу не обсуждали с ним это.

- В «Северстали» с любимчиком югорских болельщиков Игорем Скороходовым познакомился?

- Конечно, мы приезжали в Ханты-Мансийск с «Северсталью». Помню, когда он забил гол, ему аплодировали местные болельщики. Тогда мы были слегка удивлены.

- Ты отличаешься своими габаритами. Обычно это свойственно игрокам обороны. Тебе, как нападающему, высокий рост и крепкое телосложение помогает?

- Если правильно использовать эти габариты, то они приносят только пользу. Мой брат тоже высокий и крепкий. Хотя родители у нас не высокие, говорят, мы пошли в деда по линии отца. Я в детстве в команде и в классе был одним из самых высоких.

- Заметили, что у тебя нет переднего зуба. Где потерял?
  
- Это было давно, еще в МХЛ. Играли там в плей-офф и в каком-то из матчей мне его выбили. Кстати, я же «заморочился» и мне поставили коронку на штифте. Только когда мы приехали играть в Ханты-Мансийск с «Северсталью», его снова выбили (улыбается). В хоккее это нормально. Только мои друзья не хоккеисты до сих пор спрашивают, почему я до сих пор не вставил зуб.

БЛИЦ:

- Над чем шутят хоккеисты?
- Друг над другом! В Череповце в команде был игрок, который ходил в хипстерских кроссовках. Команда над ним подшучивала, а ему эти кроссовки нравились. Как-то, пока он был в душе, парни приклеили эти кроссовки к полу. Но чтобы он не ушел босиком, мы заранее скинулись и купили ему другие. Так вот, когда он надел кроссовки, то оторвал их от подошвы.

- На что не хватает времени?
- На общение с родителями. Хочется чаще видеться с семьей. Хорошо, что жена рядом, она и в Ханты-Мансийск ко мне приехала сразу.

- Чего больше всего хочется во время сезона?
Солнца! Я заметил, что Ханты-Мансийск – солнечный город. А в Череповце вообще солнца мало видел.

- Если бы тебе предложили побороть кого-нибудь в армреслинге, кого бы вызвал на бой?
- Николая Валуева!

- Самый необычный подарок, который ты дарил на день Святого Валентина?
- Я дарил и получал разве что «валентинки» в школе, когда один год учился в общеобразовательном классе. А еще вспомнил, когда мы с женой жили в разных городах, я с ней разговаривал лишь по телефону. Тогда на день Святого Валентина попросил друга помочь мне сделать ей сюрприз: он должен был оставить цветы возле ее квартиры, позвонить в дверь и быстренько убежать. Все получилось по плану, а жена была очень рада.